В сам пытаюсь конвертить японцев их познакомить

Япония - Версия для печати - Конференция nasimoowert.tk

Японский иммунолог Тасуку Хондзё, который является одним из лауреатов . Мечеть в Кёльне открывал сам прибывший с визитом президент Эрдоган, . За это время мне удалось познакомиться с руководителями русско- шведских школ, Но нам удается ускоренными темпами конвертировать наших. Если сочтете их бледными, нудными, мрачными, или они заденут ваши Организм сам пусть разбирается, что ему сон или не сон нужен. на территорию промбазы, а я, в ожидании, безуспешно пытаюсь расплющить В тамбуре угощаюсь его сигареткой – японской и очень приятной. Зам. Админ. Пьяный Зайчик. По работе редакторов и их работе с анкетами. В последнее время стал нравится косплей, поэтому пытаюсь освоить.

Мечеть мне показалась местом значительно интересней Красного форта. С огромного минарета открывается интереснейший вид на город. Правоверные мусульмане молятся напротив ворот в Мекку, моют ноги, умывают лица и пьют из святого бассейна подтухшую воду.

Вера хранит их желудки от страшных последствий. Когда мы с Костей хотели подойти к месту, где правоверные мусульмане совершают намаз, к нам докопался хитрожопый чел, который хотел стребовать деньги за съемку на камеру.

Чел был послан на болт, но Костя оставил у него свой билет. На выходе урюки контролеры а тот разводила наверняка был их сообщником стали требовать показать им у них же купленные билеты. Я притворился, что вообще не понимаю о чем речь. Мы спокойно одели свою обувь. Однако, урюки не угомонились.

Их собралось человек шесть, беспрестанно гомоня, требуя, требуя. В конце-концов я протянул им свой билет, который сперва разорвал и урюки отстали от нас со своими гнилыми раскладами. Билет на территорию Яма Масджид — рупий.

Подняться на минарет — рупий. И покупать билетик нужно на территории этого мусульманского комплекса. Билеты лучше не выпускать из рук, хотя, конечно, билетеров-мошенников, требующих билеты на выходе, можно смело посылать на болт. Дальше мы поехали к Воротам Индии. Торгуемся, едим за У Ворот Индии — огромной арки песочного цвета куча народу. Аккуратными рядами стоят школьники.

Одна группа стоит в спортивной форме. Другая одета в форму, как у американских бойскаутов. Впечатление такое, что сейчас начнется спортивный забег. Костю попросил уйти с дороги индус в чалме. А дети с восторгом тянули к нам руки, которые мы пожимали, радушно всем улыбаясь.

А президентский дворец, освещенный лучами закатного солнца, конечно же, монументальный. Мужик с фалоимитатором и его женщины.

Костя обескуражен неисчислимым количеством байкеров. Едим в местных едальнях, не чувствуя страха. Но я продолжаю сдабривать все это джином. Кое-что из местных блюд кажется мне по настоящему вкусным. Приносят тебе рис и тарелку очень вкусного мяса с подливой из овощей, а тут же подносят рагу из обжаренных овощей.

И все это вкусно… Впереди ждут недели без мяса. А рыбу в Дели не ешьте — отравитесь. Там на балконе хороший ресторан Берем такси до храма Лакшми за 70 рупий. Можно договориться за 50 рупий, так как он располагается очень неподалеку. Побывать там рекомендуется нами. Там же имеется замечательный сад — где можно передохнуть в тишине.

Фотографировать в храме запрещено. И очень вежливо просят оставлять в камере хранения — виде и фото аппаратуру, а так же мобильные телефоны. Но я, грешник, протащил все же фотик, а Костя, рискуя быть уличенным, сделал несколько фоток. Самой козырной из них получился бронзовый глобус, инкрустированный слоновой костью. Любители подобной роскоши, оценили. Между тем из громкоговорителей лилась бесконечная мантра. В саду фоткать можно, что мы и делаем. Костя смотрит на здешних баб горящими глазами и не одной симпатичной мимо не пропускает.

Думаю, что когда мы прибудем в Гоа, яйца будут размером с арбузы. Потому, что-то и сам нахожу здешних девушек очень красивыми. Где-то в возрасте от 15 до 25 лет. Чуть старше они напоминают старух. А молодые, как правило, очаровательны.

У них ровные, белые зубы, движенья плавны, грациозны, фигуры стройны, лица, как у настоящих красавиц.

У них какие-то жгучие, пронзительные глаза, которые они, с еле заметной улыбкой, тут же застенчиво прячут, когда ты на них смотришь. Правда, честно скажу, я не знаю, как их готовить. Индия вам не Таиланд. Со своими плотскими намереньями сядешь в огромную лужу. Когда мы с Костей идем по дороге, и девушки украдкой кидают на нас свои любопытные взоры, Костя уверенно мне говорит, что смотрят они именно на него, аргументируя, что у него борода.

А я думаю, что смотрят они больше на. Тем более, что у меня уже тоже стала козлиться бородка не бреюсь. Если они все-таки больше внимание обращают на Костю, то потому, что он упитанный мужик. А упитанность в здешних местах это признак богатства. Из храма Лакшми мы пешком двинулись в сторону мемориала Махатме Ганди. Шли, ориентируясь по карте и задавая вопросы встречным индусам. Почти все они теряются и не ориентируются дальше квартала, где проживают и работают.

Тыкают пальцами в карту, машут в разные стороны и путают несусветно. Туктукеры, кстати, тоже теряются, если тебя нужно вести в другую часть Дели. До мемориала нам указала путь образованная девочка, хотя мы по карте и так правильно сориентировались и верно шли. В районе мемориала город Дели приятен, чист и свеж. Тут же жилища богатых индусов. Здесь хорошо дышится, что для здешних мест - роскошь. Дорога от храма Лакшми ведет вдоль большого парка, где в пальмовых зарослях живут бандерлоги.

Эта дорога на удивление безлюдна и симпатична. Посмотрев мемориал, где щуплый Махатма ведет в светлое будущее группу индусов, среди них, кстати, присутствует и христианский священник, мы ловим тук-тук. Мы едем то комплекса Кутаб Минар за рупий.

Интереснейшее место, которое обязательно стоит посетить. Там есть также недостроенный минарет, который по замыслу должен был быть еще выше Кутаб Минара, но в результате сейчас больше напоминает груду неотесанных камней, сложенных в пирамиду. Здесь же руины мечети с сохранившимися элементами декора, колонные переходы.

Фотографирую индианку, которая ходит по часовой стрелке вокруг резной каменной колонны. Она такая задумчивая и очень красивая. Кутар Минаб облицован красным камнем с гравировками изречений Корана. Он такой высокий, что если смотреть на него снизу вверх, то шею свернуть. Посетили Хумаянов Томб, откуда нас свистками попросили строгие смотрители.

Был час закрытия музеев, но нам времени хватило осмотреть и старые могилки и мусульманский храм, а так же пофоткаться на исторических стенах. Поужинав на Мейн Базар и выпив изрядную порцию джина идем мутить билеты на поезд в Джайпур. По дороге к нам пристал продавец гашиша. Продавец дал мне пакет, а деньги я кинул на землю. Наглый урюк поплелся за нами, прося дать ему еще денег, говорил, что надо помочь его семье, с чем был безжалостно послан. Потом он попытался чего-то кому-то сказать, привлечь внимание, позвать полисмена.

Кухонные ножи:)

Не на того напал. Я сам его застремал, начав довольно громко разглагольствовать о его бизнесе. А мы зашли в туристическое агентство к индусам в чалмах.

Я пьяный пробиваю билеты, а Костя парится рядом на кушетке. Ему не нравится, как ведут себя индусы. Они, мол, перемигиваются и подают друг другу тайные знаки. Вернувшись в номер Костян сливает свой негатив, что нас не уважают как белых, потому что я вечно бухой переговорщик.

Индусы, нужно заметить, не пьющая нация и относятся к выпившим иностранцам в память о пьяных дебошах английских солдат с опаской и подозрением. Отвечаю, что говорю. Говорю в состоянии, какой я. Как я начну, так и закончу. Приколачиваю кропаль гашиша, курю и улаживаю спор, объясняю свою позицию. Дело в том, что все переговоры висят на мне, так как Костик вообще не знает английский. Коробит — миритесь, сер. Возможно, у нас разные стили и представления, но цель одна— чтобы осуществилось задуманное.

Костян — настоящий мужик. Поэтому, высказавшись, мы исключительно понимаем друг-друга. Комплекс КутабМинар Самый высокий минарет в мире и нержавеющий железный столб. А так мы пытались купить билеты на поезд в Джайпур.

Едем на тук-туке в Пурана Кила. Над входом, над аркой ворот этого древнего форта, кружатся дикие соколы. В парке за мощными стенами, сидя в тени под деревьями, любят ласкаться индийские парочки. Фотографировать этот процесс не разрешают. Спешим вернуться на Мейн Базар. У нас так же имеется договоренность с парнями из турагентства, что за нами приедет таксист и отвезет на нужный вокзал. Беспонтовый гашиш бросаю на растерзание у телевизора.

Собираюсь поведать немного о наших попытках купить билеты на центральном вокзале, которые не увенчались успехом. Правильно сказано, хелперы на вокзале повсюду и будут вам парить, мол, сюда не ходи и сюда не ходи, нельзя, запрещено. Тут же, берутся вас сопроводить в нужное место, где вы, возможно, заплатите втридорога. Костя быстро их раскусил, и послали мы все этих привокзальных чертей куда следует.

Но, купить билеты в общей кассе, где толпятся индусы, оказалось не реально. Нам их просто не продали. А касса на втором этаже для иностранных туристов, по сути, есть турагентство. Цены они завышают круче, где бы то ни было и наши билеты в Джайпур, если ехать в вагоне 3А класса, стоили бы рупий за брата. Итак, Дели - город большой. И необходимо иметь представление, где у вас будет посадка на поезд. Поэтому мы решили не экспериментировать с моторикшами, очень тугими по части ориентации в городе, а проплатили такси.

Вокзалчик был небольшой и тихий. Удостоверившись, что наш поезд стартует от сюда и заняв лавку на нужной платформе, немного расслабились. Пообщались с веселыми, приставучими школьниками, попили кофе, поели бананьев. Я пролил кофе, сдобренный джином себе на штаны, что не ухудшило расположения духа. Много чего еще можно было бы здесь посмотреть. Однако, у нас всего месяц. Бананы голода не утоляют, жрать хочется дико.

Привокзальный хелпер прилип, как пиявка. Тащится вслед за нами, заходит в отели и подает тайные знаки портье. Номеров, как понимаете, нигде. Хелпер нам объясняет, что в городе с этим большая проблема. Только он знает хороший отель, где нас поселят за рупий. Уточняю, что нам нужен номер за рупий. Так и есть говорит парень и ведет нас куда-то по подворотням.

Не слушая хелпера, заходим во все из них, но здесь такая же история. Костя говорит, что парнишка нам очень мешает, портит все мазы.

Уставший под весом рюкзака и еще больше от чувства острого голода, я готов убить этого чувачилу, когда вместо рупий в его отеле, нам объясняют, что есть номера только за рупий, с каждой персоны. Я обзываю хелпера вруном, и он отваливает по добру по здорову. Патиентная компания уже достаточно велика, чтобы привлекать к себе опасное внимание крупных корпораций.

Как ни странно, поглощению может способствовать и сама жертва. Приближение к этому пределу ставит фирму перед трудным выбором. Можно сохранить свою производственную программу, но тогда придется отказаться от дальнейшего роста. Можно освоить новые товары или выйти с прежними на новые, например зарубежные, рынки.

Однако это связано с крупными капиталовложениями и большим риском. Многие предпочитают влиться на выгодных условиях в мощную корпорацию, а не обрекать фирму на застой ради сохранения самостоятельности или не идти на значительный риск.

Если взглянуть на эту ситуацию с более широких общеэкономических позиций, то обнаружится связь функций специализированных фирм на рынке и их судьбы. Своим возникновением они обязаны сложности и многообразию экономических потребностей, в том числе существованию редких и нетипичных, но от этого не менее важных.

Фирмы, приспособившиеся к их удовлетворению, процветают. Правда, одновременно они теряют гибкость и способность менять род деятельности. К этому толкал поразительный успех ее продуктов, каждый раз создававший новый рынок товаров массового спроса.

Путешествие в Индию. • Форум Винского

Вначале через год, затем через полгода, а в последнее время через несколько месяцев после первого появления на рынке их начинали копировать конкуренты. Компания должна была проводить в жизнь наступательную стратегию: Некогда молодая и динамичная фирма завершила свое превращение в крупнейшую монополию. Среди институтов современного буржуазного общества, видимо, нет второго такого, который бы подвергался столь же систематической и обоснованной критике, как капиталистическая монополия.

В последние годы в ходе обсуждения проблемы монополизма ведомств соответствующие параллели, особенно в публицистике, стали проводиться и применительно к социалистической экономике. Оценка монополий в этом случае также оказалась резко отрицательной. Не содержится ли, однако, в этом подходе известная односторонность? Может ли один из важнейших элементов экономики, а монополии при всех их недостатках, несомненно, являются таковым, играть только негативную роль?

Массовое серийное производство предполагает господство на рынке крупных монополистических предприятий. Известно, что международную специализацию Японии сравнивают с лучом лазера. Как и последний, она отличается удивительной концентрацией.

Подобный путь снабжения рынка доступен лишь для фирм, устойчиво занимающих лидирующее положение. Читатель, несомненно, обратит внимание на эпизод с продажей первой партии транзисторных приемников на рынке США. В деловой практике обычно все наоборот: Но применительно к небольшой компании А. Морита рассуждал совершенно правильно. Для выполнения гигантского контракта пришлось бы строить новый завод.

Кухонные ножи:)

Что будет делать фирма, если заказ окажется разовым? Продавать его оборудование по частям? На такой риск можно пойти только, если он компенсирован высокими ценами. Иное дело крупная фирма. Она обладает необходимыми производственными мощностями и большой размер заказа не вынудит ее повышать цены.

Более того, основная проблема, стоящая перед крупной фирмой, как раз и состоит в том, чтобы полностью загрузить высокопроизводительное оборудование. Хорошо известно, что каждый час простоя дорогих машин означает крупные убытки. Последнее также заставляет проявлять сдержанность при повышении цен: Таким образом, вопреки расхожему мнению крупные монополии занимаются не только взвинчиванием цен разумеется, и это они делают, правда, если позволяют конкуренты. Одновременно именно крупнейшие корпорации наводняют западный рынок массовым, стандартным, качественным товаром по доступным ценам.

Последняя обеспечивает низкий уровень издержек и одновременно высокое качество. Дело в том, что почти все ввозимые в СССР из капиталистических стран товары произведены монополиями. И их неплохие параметры, включающие в том числе и дешевизну советские внешнеторговые объединения закупают преимущественно недорогие изделияхарактеризуют как раз продукцию монополий. Итак, для введения массового производства крупные фирмы должны обеспечить себе устойчивое господство на рынке.

Факты, действительно, позволяют выделить такие элитные группы крупнейших предприятий. Обычно, чем более крупной является та или иная корпорация, тем значительнее ее отрыв от ближайших конкурентов. Было подсчитано, на сколько процентов оборот самой крупной фирмы больше оборота второй по величине компании. Затем вторая по размерам фирма была сопоставлена с третьей, та с четвертой и.

Результаты расчетов весьма характерны. В первой десятке разница в размерах компаний очень значительна. В среднем каждая фирма превосходит следующую по величине более чем на десять процентов. Разрыв между корпорациями, замыкающими список 50 и крупнейших компаний, существенно меньше соответственно около двух и одного процента.

Наконец, обороты фирм, занимающих последние места в перечне и крупнейших, отличаются друг от друга долями процента. Следствием такой структуры рынка является большая изменчивость в низу иерархической пирамиды и почти полная неподвижность на ее вершине. В самом деле, будь оборот американской фирмы, занимающей пятисотое место, на пять процентов больше, чем был в реальности, она переместилась бы на е место, обойдя десять компаний.

Для сотой фирмы дополнительные пять процентов оборота в среднем означали бы подъем на шесть ступеней, а для пятидесятой — на три. Фирма в первой десятке скорее всего просто не изменила бы своего места. Действительно, за четырнадцатилетний период — годы в десятку крупнейших корпораций ФРГ вошла лишь одна новая компания, кстати, уже в году занимавшая одиннадцатое место.

Даже резкие скачки оборота продаж преобладающих в ней нефтяных монополий как следствие колебаний цен на нефть существенно не отразились на ее составе. Но она может служить дополнительным доказательством устойчивости рыночных позиций ведущих корпораций. К сказанному добавим, что список крупнейших компаний во многом носит символический характер.

Как правило, ближайшие по размерам компании являются случайными соседями: По размерам ее отставание от лидера еще более значительно. Годами, а то и десятилетиями молодая агрессивная фирма может, казалось бы, успешно атаковать их позиции и все же не добиться решающей победы. Один из наиболее разительных примеров такого развития событий дает вторжение японских компаний на автомобильный рынок США. Ситуация приняла неблагоприятный для американских концернов оборот не менее двадцати лет.

С тех пор превосходство меньших по размерам, но значительно более эффективно действующих японских производителей просматривается практически по всем параметрам техническое совершенство автомобилей — качество — цены. Тем не менее положение ведущих концернов США остается исключительно прочным. Смиту целый список ошибок, включавший такие серьезные, как ошибочные капиталовложения в сумме шестидесяти миллиардов долларов, неумение работать с людьми, неспособность сократить самые высокие в автомобилестроении США издержки и.

В целом журнал назвал Р. Такова степень живучести наиболее мощных монополий. Устойчивость верхушки монополистического бизнеса не равносильна полному отсутствию изменений в ее рамках. Выше уже упоминалось выделение швейцарским экспертом X. Методика выделения этих групп была достаточно сложна кластерный анализа обследованный материал относился только к фармацевтике.

Но обозначенные этими запоминающимися этикетками компании отличаются различной степенью динамизма развития, а это наблюдается во многих отраслях.

Сравнительно небольшая группа гигантских корпораций, несмотря на свои размеры, не утрачивает способности к быстрому росту. Особенности их позиций на рынке часто связаны с обладанием техническими или организационными преимуществами в конкретной области. Стремление полностью использовать выгоды заставляет эти фирмы выступать возмутителями спокойствия, делает менее заинтересованными в сговорах с другими гигантами. Компании этого типа утрачивают былой динамизм, обретая взамен повышенную стабильность.

Последняя обеспечивается преимущественно тремя факторами: В условиях жесткой конкуренции трудно постоянно оставаться первым в создании новинок, но широкий в ассортиментном и географическом отношении охват рынка позволяет стать менее зависимым от исхода самой гонки.

Ни одно новшество, внедренное соперниками, не затронет всех сегментов рынка. Следовательно, всегда остается время и ресурсы, необходимые для того, чтобы догнать конкурентов. Риск первопроходца всегда велик. Они пускают в ход свои гигантские возможности, только когда успех уже наметится, и нередко при этом оттесняют новатора. Морита на многократно повторенную уловку конкурентов см. Когда рост идет от исходной базы, превышающей пятьдесят миллиардов долларов, то рост не может быть столь сенсационным, как у небольшой компании, которая функционирует в узкой нише и там добивается удвоения оборота продаж.

Сохраняя гигантский оборот, корпорация постепенно утрачивает способность добиваться соразмерной прибыли, а то и начинает приносить убытки. Причины такого развития событий — распыление активности по слишком широкому кругу направлений, усложнение организационной структуры, омертвление значительной части капитала в утративших перспективы производствах. Но ситуация не является безнадежной. Выход состоит, как правило, в дезинвестициях, в безжалостном избавлении от убыточных производств и снижении издержек на сохраняемых предприятиях.

Уменьшив свои размеры, корпорация финансово здоровеет. Хотя, разумеется, дело не всегда кончается благополучно. Попавшая в полосу трудностей компания может утратить самостоятельность или тихо перейти на второстепенные роли. Во- первых, она менее необычна и исключительна, чем может показаться при поверхностном рассмотрении.

Но путь, который она проделала, является стандартным путем. От мелкой фирмы к специализированной компании, а от нее к монополии — так развивались многие корпорации, пополнившие ряды гигантов в послевоенные годы. До тех пор, пока последние действуют в своих рамках, не вторгаются в сферу, доступную для массового серийного производства, любая попытка их вытеснения экономически невыгодна монополии.

В итоге молодая корпорация успевает подрасти, накопить опыт и финансовые ресурсы, прежде чем вступит в прямую борьбу с монополией. И это дает ей шансы на успех. Во-вторых, очевидны благоприятные последствия для экономики такого положения дел. Технологические и организационные нововведения, привносимые молодыми гигантами, сказываются на общем уровне развития хозяйства. В то же время их давление на старую элиту вынуждает последнюю следить за передовым опытом и препятствует развитию тенденции к застою, присущей монополии.

В-третьих, выявляется роль нововведений даже не просто как важного, а практически и единственного средства, опираясь на которое небольшая компания может превратиться в ведущую монополию. Мелкая фирма в современных условиях становится крупной не в ходе постепенного расширения производства традиционной продукции. Ведь само существование фирмы, то, что ее до сих пор не вытеснила с рынка та или иная монополия, может означать лишь одно — в избранной ею сфере деятельности крупное производство не имеет решающих преимуществ над мелким.

При попытке механически расширить выпуск товаров она столкнется и с ожесточенным противодействием ничем не уступающих ей мелких производителей, и с давлением гигантов, едва только ее производственная программа вторгнется в их сферу деятельности. Только инновации открывают возможность роста. Только новые, никем не занятые сегменты рынка могут служить его долговременной базой.

Итак, структура современной капиталистической экономики в принципе оставляет возможность для быстрого возвышения молодой и предприимчивой компании. Но лишь очень немногие оказываются способными пройти целиком этот путь. Но один составляющий элемент успеха буквально бросается в глаза — это личный талант руководителя фирмы. Предприниматель во главе компании Есть особая прелесть в книгах, написанных о своих делах.

Автор ощущает ту свободу обращения с материалом, которой никогда не имеют комментаторы и аналитики. Только он вправе решать, что достойно упоминания, а что. Поэтому рисуемые события получаются удивительно живыми и объемными. Теряются ассоциации, вызываемые японским торговым клеймом: Мориты, его вкусами и пристрастиями.

Скажем, переезд в Америку всей семьей — факт биографии не только лично А. Не одна транснациональная корпорация дорого заплатила именно за незнание их руководством бытовых реалий чужой страны. Даже отдыхая в американских скаутских лагерях, малолетние сыновья А. Три крупных слагаемых деятельности А. Акио Морита — не доктринер.

И описанием путей выхода из трудностей, найденных самим А. Моритой или его коллегами. Как следовало поступить в том или ином случае, почему одни и те же предложения в одной обстановке давали результаты, а в другой не оправдывали себя — вот что более всего занимает японского предпринимателя.

Тем не менее за всей этой конкретикой не могут не стоять некоторые общие приемы управления. Десятилетиями находится она на острие научно-технического прогресса отрасли и за эти годы обогатила быт современного человека большим числом новинок, чем иные страны с их могучими исследовательскими институтами и лабораториями. Разумеется, обобщать чужой практический опыт, да еще предпосылая свои рассуждения собственным мыслям его творца, дело крайне неблагодарное. Она велика по размерам в году—47 занятыхсложна по структуре более тридцати основных производственных филиалов, часть из которых находится к тому же в совместном с другими фирмами владениидействует практически во всех странах мира и управляется интернациональным коллективом менеджеров так, глава всех западноевропейских предприятий компании — швейцарец Дж.

Тенденция к окостенению, бюрократизации, взаимному непониманию и отчужденности различных подразделений и уровней управления компанией в таких условиях возникает совершенно неизбежно. Менеджеры фирмы противопоставляют ей целую серию приемов антибюрократического управления. Сам по себе такой подход не нов.

Его используют многие крупные компании. В книге Акио Мориты внимательный читатель неоднократно заметит повторение типовой ситуации. На рынке еще отстутствует ныне всем знакомый продукт транзисторный радиоприемник, переносной телевизор, бытовой видеомагнитофон.

Специалисты утверждают, что такой товар никому не нужен. Зачем делать маленький приемник, если у большого звук лучше? Зачем нужен телевизор с малым экраном в больших комнатах американских домов? Кому понадобится видеомагнитофон при изобилии интересных и разнообразных передач, идущих по многочисленным телепрограммам? Анализируя этот опыт, можно сконцентрировать внимание на технической стороне достижений.

Она бесспорна, но не является основной. Компания лишь чрезвычайно удачно развила уже известные технические идеи. Пожалуй, не главным здесь было и маркетинговое решение. Понять, что все перечисленные товары нужны людям и потому их ждет блестящая рыночная судьба, безусловно, могли только талантливые люди.

Но для профессионала такого типа находки достаточно обычное. А один из стандартных приемов маркетинга морфологический анализ как раз и предусматривает поиск новых перспективных продуктов путем модификации одного или нескольких свойств известных товаров.

Это тоже своего рода метод управления. Он сплачивал персонал фирмы в коллектив единомышленников. Курс проводился последовательно, для повышения наглядности использовались самые разнообразные средства, в том числе почти театральные.

В фирме складывалась атмосфера всеобщей настроенности на решение центральной задачи, на достижение цели, которой подчинено. Этот настрой — огромная ценность.

Не случайно, его легко обнаружить и в коллективах, осуществляющих другие новаторские проекты нашего века: Интересы дела имеют в фирме высший приоритет. Ради них следует поступаться не только личными амбициями, но и традициями в японской культуре строгая почтительность к старшим по положению является непременным требованием.

  • Sony. Сделано в Японии (fb2)
  • Sоnу. Сделано в Японии.

Менеджер, руководствующийся принципом My и стремящийся в своей деятельности к максимальной гибкости, не может быть бюрократом, а фирма, в которой он работает, получает шанс избежать окостенения несмотря на свои огромные размеры.

Иногда она осуществляется путем прямого выделения подразделений, обладающих широчайшей самостоятельностью. Хрестоматийным примером такого рода является не описываемое в книге выделение десяти!

Часто подобие малой фирмы создается путем наделения энтузиаста особыми полномочиями. Энтузиаст — это ценнейший, а нередко и единственный капитал, которым располагает фирма. Никакие методы морального или материального поощрения не способны заставить работника стремиться к цели столь же неудержимо, как это делает энтузиаст.

В малой фирме он, как правило, является главой или техническим директором компании и, следовательно, решающим образом влияет на ее деятельность. В крупной организации, напротив, энтузиаст часто оказывается не у дел, поскольку придерживается малопонятных для большинства взглядов. Даже если его проект принимается, дело часто кончается фиаско. Ведь те, кому поручают задание, не обладают одержимостью, нужной для преодоления гигантских трудностей, неизбежных в новом деле.

Мориты можно найти целый ряд примеров оригинального разрешения этого противоречия. Гордости главы ведущей фирмы, чувствующего право обратиться за советом к величайшему дирижеру нашего времени, или стремления индивидуально работать с потребителем в духе небольшого семейного предприятия?

Как известно, своим возникновением патернализм обязан стремлению буржуазии сбить накал классовой борьбы, затушевать противоречия интересов капиталиста и рабочего. Было бы упрощением, однако, толковать его только как сознательный обман трудящихся. Патернализм накладывает на буржуазию и некоторые реальные ограничения. В семье не все позволено, даже из формально ненаказуемых действий.

И стремясь воспитать дух единой семьи, предприниматели вынуждены и сами поступать с другими по-человечески. С управленческой точки зрения патернализм полезен в первую очередь тем, что облегчает контакты между разными этажами иерархической пирамиды современной гигантской корпорации.

Чувствуя заботу о себе А. В итоге вопросы внутри самой фирмы решаются легко и просто на базе человеческих отношений. Мориты как специалиста по маркетингу одновременно и легко и сложно.

Легко потому, что она прекрасно соответствует классическим образцам внедрения новых товаров на рынок. И сложно по той же причине. А авторы учебников по современному маркетингу нашли бы ее старомодной, более соответствующей реалиям прошлого, чем нашего времени.

Опыт послевоенного периода отчетливо показал, что среди этих компонентов нет второстепенных. В большинстве случаев современная компания действует на насыщенном, то есть заполненном однотипными товарами разных производителей и сравнительно медленно растущем, рынке. Поэтому, как правило, недостаточно изготовить качественный товар. Если столь же хорошо не будет подготовлен его выход на рынок, он просто-напросто затеряется среди аналогичных изделий. Не случайно ряд западноевропейских и большинство американских руководителей корпораций имеют юридическое или экономическое образование, позволяющее им профессионально управлять продвижением товара на рынке.

Фирма такого типа, по существу, занимается только маркетингом. Она владеет известными торговыми марками и продает под ними товары, изготовленные другими компаниями. Собственного производства у нее нет или оно ограничено престижными экземплярами. Всем знакомые товарные знаки, сбытовая сеть, добрая репутация, установившаяся среди потребителей, и. Можно видеть в нем проявление одряхления капитализма старых развитых государств. Можно рассматривать как закономерный результат движения к постиндустриальному обществу в конечном счете уже сейчас три четверти занятых в экономике США работают в сфере услуг и товаров не производят.

Можно также считать его фантазией теоретиков и верить, что в чистом виде подобные фирмы никогда не возникнут. Бесспорными же являются два факта. Многие известные компании сбывают под своими товарными знаками чужую продукцию кстати, А. Мориту подобная практика возмущает. Во-вторых, названная тенденция свидетельствует о резком возрастании роли маркетинга в современном мире. Сам по себе, даже вне связи с производством, он оказывается способным составить основу прибыльного бизнеса.

Напротив, для Акио Мориты, как и для многих предпринимателей старой закалки, исходным и определяющим пунктом всей рыночной стратегии является производимый его фирмой товар. Правда, дело не только в образовании. Морита сначала запустили в производство первый в Японии магнитофон и только потом начали искать, кому и для каких целей он может быть нужен, с точки зрения теории маркетинга представляло грубую ошибку.

Но грех был все же невелик. Риск — неизбежный элемент деятельности мелкой фирмы. Мориты, стремившегося организовать поставки транзисторных радиоприемников в США, но даже приблизительно не знавшего масштабы рынка этих товаров вилка его оценок колебалась от пяти до ста тысяч штуквидимо, объяснялось той же причиной.

Морита противопоставил свою интуицию мнению экспертов, говорит об известной системе взглядов. Да и выбор сбытовых агентов, неоднократно кончавшийся необходимостью судиться с ними, вряд ли может быть оценен как крупная победа в сфере маркетинга.

Передовая в технологическом отношении, она по организации своего бизнеса напоминает западноевропейскую или американскую компанию двадцати- тридцатилетней давности. И тем не менее действует успешно, хотя и нарушает чуть ли не все модные рецепты процветания. Этот бескомпромиссный путь во многом был вынужденным. Морита по всем правилам рассчитать объем рынка для товара, которого еще не существовало в природе?

Заведомо отрицательные ответы на подобные вопросы не должны рассматриваться как идущие вразрез с общепринятой теорией маркетинга. Эффективная сбытовая сеть, действенная реклама, общий благоприятный образ компании, сложившийся у публики, являются важными предпосылками рыночного успеха. Точно так же преуспеянию компании способствует правильный выбор профиля деятельности: Беда в том, что преимущество в этих операциях чаще всего имеют старые, давно существующие компании.

Могущественная корпорация может позволить себе масштабные захваты. Опыт Акио Мориты свидетельствует, что не только сверхрафинированные методы современного маркетинга ведут к успеху. Жизнеспособна и старая индустриальная традиция, требующая от предпринимателя сосредоточения всех ресурсов на достижении превосходства над конкурентами в сфере основного производства фирмы.

Несколько слов стоит сказать о проблеме, лишь мельком затрагиваемой в книге, но интересной тем, что по ней высказывается такой знаток товара, как А. Речь идет о создании совместных предприятий и использовании западной технологии в Китае см. Обращение к западному опыту является одной из составных частей политики модернизации в КНР и вносит в нее несомненный вклад.

Довольно быстро появилось, однако, и разочарование, связанное преимущественно с двумя моментами. Во-первых, западная техника не дала ожидавшегося импульса развитию внутренней экономики. Во- вторых, не оправдались надежды на массовый экспорт изготавливаемой новыми заводами продукции в капиталистические страны. Акио Морита сделал исключительно тонкое наблюдение, что истоки неудач часто были связаны с, казалось бы, естественным стремлением китайцев получить на Западе новейшую технологию.

Покупка техники самого последнего образца престижна. Но, решаясь на нее, следует четко представлять, чего именно от нее ожидать.

Товар, изготавливаемый для недостаточно развитого китайского рынка, должен обладать рядом свойств: Очевидно, что ультрасложная и сверхсовременная технология такого товара не дает. Ее продают неохотно и, если идут на это, то запрашивают завышенную цену. Следовательно, и производимый на этом оборудовании товар не будет дешевым. Высокая технология, как правило, предъявляет очень жесткие требования к организации производства.

На местном сырье, да еще без высокой квалификации рабочих она либо вообще не станет работать, либо не выйдет на плановые показатели. Продукт высокой технологии приспособлен к специфическим запросам западного рынка. И многие его достоинства на китайском обернутся недостатками.

Так, потеря неприхотливости в эксплуатации, ненужной в западных условиях, может обесценить весь проект, даже если западные инженеры пошли на нее ради улучшения других характеристик товара. Морита не дает по этому поводу рекомендаций, но они очевидны.

По второй проблеме, а именно по проблеме того, как избежать неудач в экспертной экспансии, японский предприниматель высказывает конкретные предложения. Заманчивая идея создания завода, скажем, совместного предприятия, которое в основном будет поставлять товары на китайский рынок, а также экспортировать кое-какую продукцию, имеет существенный изъян.

Если приспособленный к западному рынку товар не всегда идеально подходит для китайского, то еще в большей степени верно обратное. Китайская версия товара имеет минимум шансов на капиталистическом рынке. Поэтому предприятия не должны быть универсальными, изготовляющими товары и на экспорт и для внутреннего потребления. Нужны производства чисто экспортной ориентации.

При этом на первых порах они даже могут работать на принципах анклавного производства. В этом случае западный партнер полностью привозит в страну сырье и полностью увозит готовую продукцию, используя на месте только рабочую силу и ресурсы, уже достигшие мирового стандарта, пользуется таможенными и финансовыми льготами.

Страна же получает валюту. Крупные ученые, высказываясь по вопросам, далеким от их профессии, часто поражают публику экстравагантными, а то и вовсе сомнительными взглядами. Видимо, это побочный продукт неординарности мышления, столь необходимой им в основной сфере деятельности.

Талант предпринимателя формирует иные свойства личности. Прагматизм и способность приспосабливаться к общепринятому мнению занимают среди них не последнее место. Быть может, в силу именно этих причин самобытный А. Морита в своих общих рассуждениях о мировой политике и экономике придерживается достаточно типичных для японского бизнесмена взглядов. Советскому читателю, вероятно, будет интересно, хотя и не во всех отношениях приятно, познакомиться с. Тем более, что книга писалась не для нас если какой-то иностранный читатель и имелся автором в виду, то скорее всего американскийа позиция не подвергалась сознательной ретуши.

Центром, вокруг которого вращаются представления А. Мориты о современном мире, является, безусловно, взгляд на Японию как на особую, процветающую, вызывающую зависть и вместе с тем неотъемлемую часть западного союза. Достаточно заметно при этом проскальзывают нотки превосходства и даже обиды на партнеров за то, что они недооценивают его родину.

Так, объяснения причин дисбаланса в обмене двух стран телекоммуникационным оборудованием, которые автор книги давал специальному представителю США по вопросам торговли, если отбросить вежливую форму, сводятся к тому, что японцы делают хорошие, а американцы плохие приборы см. И это об отрасли, где на выбор покупателя можно влиять не только качеством, но и через систему устойчивых торговых связей, несовместимость стандартов, наконец просто через государственные закупки.

Откровенно прояпонской, без каких-либо примесей объективизма является и общая трактовка проблем свободы торговли и протекционизма. Например, требование французских властей, чтобы все импортируемые в страну видеомагнитофоны досматривались в Пуатье, явное издевательство.

Город, где некогда французы остановили нашествие сарацинов намек японцам? Но в целом ситуация в мировой торговле к подобным казусам совершенно не сводится. Морита тщательно избегает обсуждения существа встречных претензий, которые западноевропейские и американские деловые круги предъявляют Японии, в частности в связи с нетарифными ограничениями, недостаточной патентной охраной, затруднениями прямого выхода на рынок, минуя торговые монополии, и. По крайней мере часть этих обвинений представляется обоснованной.

Во-вторых, проблема протекционизма вообще более сложна. Со времен Адама Смита в экономической теории он пользуется дурной репутацией.